Это интересно

Как вы считаете: растения живые? Что за странный вопрос, скажете вы, конечно, да! А вы когда-нибудь думали, насколько они живые? Над этим задумались самые главные скептики мира. Разумеется, речь идет об ученых. В 1966 году научный мир был потрясен опытами американского ученого Клива Бакстера. В статье, опубликованной в журнале The International Journal of Parapsychology (Международный журнал парапсихологии), он детально описывал свои опыты двухлетней давности. Статья называлась сложно: «Свидетельство наличия у растений первичной перцепции», но говорила о простых вещах. На языке науки Бакстер доказывал то, что еще тысячи лет назад без измерительных приборов знали наши далекие предки.
Ученый додумался присоединить электроды к растению, которое первое подвернулось ему под руку в офисе. Им оказалась драцена (dreacaena massangeana). Подопытный цветок передавал на самописец такие импульсы, которые могут сравниться только с теми, что посылает человек в состоянии короткого эмоционального возбуждения. Проще говоря, если человек боится, его диаграмма показывает определенный контур. Такой же изобразила диаграмма драцены, когда ее листья были зажаты в электроды. Но ведь Бакстер не поджег растение, он только подумал это сделать. Получается, что драцена прочитала его мысли?
В результате экспериментатор заключил, что растения могут быть источниками важной информации, а научных исследований и открытий на этой почве – непочатый край. Он продолжил свои опыты. Вот что Бакстер пишет в уже упомянутой статье: «Дальнейшие действия автора были направлены на рассмотрение растений в качестве объектов по подобию людей, которые подвержены тем или иным эмоциональным состояниям. Для того чтобы вызвать одно из таких типичных для людей состояний, автор решил породить у подопытного растения чувство страха, вызванного внешней угрозой. Первая попытка, в ходе которой один лист растения был опущен в кружку с горячим кофе, окончилась неудачно. После девяти минут паузы автор решил подвергнуть подключенные к электродам клеточные ткани листа растения более суровым испытаниям – он решил принести спички и поджечь этот лист растения. В момент принятия этого решения… на ленте самописца были зарегистрированы резкие и длинные скачки пишущего пера. Так как автор в момент этого скачка диаграммы был неподвижен и не прикасался ни к растению, ни к приборам, то он предположил, что данный скачок был вызван мыслью автора о поджоге растения, а точнее клеточной ткани листа, зажатого между электродами.
В течение последующих месяцев было проведено много подобных опытов с другими растениями, в ходе которых были получены диаграммы, похожие на описанную выше. Использовалась различная аппаратура, менялись места проведения опытов, но феномен возбуждения растений оставался неизменным, что заставляет предположить наличие у них доселе неизвестного органа восприятия. Данный феномен также проявлялся и после того, когда листок был отрезан от растения, и даже тогда, когда он был обрезан до размеров электродов, и более того, когда лист растения был разрезан на мелкие кусочки, которые затем помещались между обкладками электродов».
Продолжая опыты, Бакстер решил проверить, станут ли растения реагировать на смерть других живых существ. В жертву науке были принесены креветки. Растения, чью реакцию ученый отслеживал, – комнатный филодендрон и двое его собратьев, были подключены к измерительным приборам. Прямо на их «глазах» живых креветок опрокинули в кипящую воду. Показания приборов дали однозначный ответ: все три растения реагировали на смерть креветок. Что характерно, в кипяток их помещал специальный прибор, Бакстер специально сделал так, чтобы в момент эксперимента ни один человек в комнате не находился. В результате опытов ученый выдвинул гипотезу, что живые растения обладает до сих пор неизвестной формой реакции. Его эксперименты, произведшие настоящую сенсацию, были не первыми. Еще в 1926 году увидела свет книга индийского ученого Джагадиша Чандра Боше «Нервный механизм растений», где опытным путем доказывалось наличие у растений нервной системы.
Другим существенным этапом в изучении темы стала книга «Тайная жизнь растений», написанная Питером Томпкинсом и Кристофером Бердом. В ней много писалось об опытах Бакстера. В частности, приводились факты работы по изучению растений.
Например, если растению угрожает опасность, то оно может отреагировать как опоссум – претвориться мертвым, или как человек – упасть в обморок. Этот феномен стал известным, когда лабораторию Бакстера посетил один канадский физиолог с целью ознакомиться с проводимыми там опытами. Первое растение никак не реагировало на мысли Бакстера. Второе – тоже. Ученый проверил аппаратуру – все было в порядке. Он попробовал продемонстрировать эксперимент гостю с помощью третьего, четвертого, пятого растения, но все попытки были безуспешны. И только с шестой попытки Бакстеру удалось показать свой опыт канадскому физиологу. Тогда он задался вопросом: что случилось с его растениями? Подозревая причину в госте, Бакстер спросил его: «Имеете ли вы в своей работе какое-то отношение к растениям?» «Да, – ответил физиолог, – я жарю их в духовке для установления сухого веса». Только через 45 минут после ухода гостя растения вернулись в свое привычное чувствительное состояние.
Другое свойство растений открылось Бакстеру, когда он провел эксперимент с одним из журналистов газеты Baltimore Sun. Экспериментатор подсоединил свой филодендрон к гальванометру, усадил рядом журналиста и начал задавать ему вопросы, как будто тот был подключен к детектору лжи. На все вопросы журналист должен был ответить одинаковым монотонным «нет». После этого Бакстер посмотрел на ленту самописца и по отклонению кривой определил правильный год рождения опрашиваемого.
Однажды был проведен и такой опыт. С помощью растения Бакстер должен был определить «преступника», тайно уничтожившего растение. В качестве подозреваемых он выбрал шесть своих студентов из курсов по обучению работе на детекторе лжи. Им предлагалось тянуть тайный жребий в виде свернутых бумажек. На одной из них было написано указание о свершении преступления по уничтожению растения в соседней коамнате. В частности, студент, которому выпало это задание, должен был втайне от Бакстера и своих коллег проникнуть в помещение, выбрать там из ряда комнатных растений одно, выдернуть его из горшка и растоптать до полного уничтожения. По условиям эксперимента через некоторое время Бакстер должен был войти в комнату, в котором произошло «убийство». После чего ему нужно было подключить одно из соседних растений, которое было свидетелем «преступления», и приглашать по одному каждого из шести «подозреваемых». Свидетель-растение не реагировало на пятерых человек и только на присутствие одного среагировало сильными колебаниями самописца – им оказался «убийца». Бакстер решил, что растение улавливало не вину «преступника», ибо последний не чувствовал себя виноватым, так как действовал в интересах науки. Поэтому он сделал вывод о том, что растения могут просто запоминать и узнавать определенных людей, которые что-то сделали с растениями-соседями.
В другом ряде экспериментов Бакстер установил, что между растениями и людьми, которые за ними ухаживают, имеется какая-то связь, которая не зависит от расстояния. С помощью синхронно идущих часов Бакстер установил, что лабораторные растения реагируют на его мысли даже тогда, когда он находится в соседней комнате, или на другом этаже, или в ином здании. Таким же образом ученый выяснил, что растения понимают его мысли во время поездки в соседний городок Нью-Джерси, который находится в 24 км от нью-йоркской лаборатории. Когда Бакстер вернулся, он установил по ленте самописца, что его питомцы показали положительные кривые как раз тот момент, когда в Нью-Джерси он принял решение возвращаться в лабораторию.
Однажды на одной из лекций по поводу указанного открытия Бакстер показал публике фотографию своей драцены. Когда он вернулся в лабораторию, где растение было подключено к гальванометру, то обнаружил с помощью хронометров, что оно среагировало на показ своей фотографии перед публикой.
Если однажды растение признало хозяина, то оно в состоянии узнать его из тысячи людей. Такое верное растение способно реагировать на чувства и мысли хозяина на любом расстоянии. В новогоднюю ночь Бакстер подключил три своих растения к трем независимым друг от друга самописцам, вооружился блокнотом и карманными часами (синхронизированными с лабораторными часами) и отправился в толпу празднующего народа на центральную площадь Times Square. При этом он записывал все, что делал – когда шел, когда бежал, когда спускался по эскалатору в метро, когда общался с продавцом в киоске газет. После возвращения в лабораторию ученый установил, что все три растения отреагировали на его поход приблизительно одинаковыми кривыми самописцев гальванометра.
Советский инженер А. Меркулов, скептик и материалист, вел опыты в том же направлении. В своей статье «Органы чувств в растительном царстве» он, с позиции истинного богоборца, писал, что собирается раскрыть тайну растений. А если он это сделает, то церковь уже не сможет говорить о сверхъестественном. В результате он создал труды, читая которые, даже самый упорный материалист посмотрит на небо и восхитится мудростью Создателя. Итак, что же такого особенного сделал Меркулов?
В своих опытах он использовал высокочувствительные приборы, с помощью которых пришел к однозначному выводу: растения могут говорить. И иногда очень громко. Так кричал росток ячменя, когда его корень опустили в горячую воду. А современник Меркулова, В. Горчаков, устраивал пытку для тыквы, отделяя от нее волокна и проводя через них ток. На изуверство реагировали не только отделенные волокна, но и сама тыква! Коллеги ученого подтвердили то, о чем говорил Бакстер: растения улавливают психологическое состояние человека, а домашние и вовсе реагируют на болезнь своего хозяина.
Давайте после этого по-новому посмотрим на растения, живущие в наших садах или домах. Может, они не так просты, как кажется?

Вы можете оставить отзыв, или получить ссылку для Вашего сайта.

Оставить коммент